Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Тюремная энциклопедия

Содержание

КАСТЫ

   В дореволюционных тюрьмах и на каторге к началу XX века сложилась довольно строгая иерархия среди заключенных. Власть в тюрьме принадлежала тюремным "иванам" - ее аристократам, старожилам. От их воли напрямую зависела судьба каждого тюремного сидельца. Заслужить высший титул можно было только преданностью своей профессии, многократным отсидкам. "Иван" ловок, зачастую умеет увернуться от всякой кары. С ним считается тюремное начальство. Он - властелин тюремного мира, и только ему принадлежит право распоряжаться жизнью или смертью сидельцев.

   Второе сословие - "храпы". Эти всегда и всем возмущаются, все признают неправильным, незаконным и несправедливым как со стороны администрации, так и со стороны сотоварищей. От них главным образом исходят всякие слухи и сплетни. Ничто так не умиляет их, как какой-нибудь конфликт в тюрьме. Чаще всего они их и затевают, но при этом сами уходят в тень. Многие из них сами хотели бы быть "Иванами", но у них не хватает для этого необходимых личных качеств.

   Третье сословие - "жиганы". Мошенники, насильники, проигравшиеся в карты и т.д.

   Четвертое сословие - "шпанка". У этих в тюрьме не было никаких прав, одни обязанности. Они вечно голодные и всеми гонимые. Их обкрадывали голодные жиганы, их запугивали и обирали храпы. Случайно попавшие в тюрьму, они были не способны к объединению, а отсюда и соответствующее к ним отношение.

   В тюрьме каждый заключенный, вне зависимости от сословной принадлежности, должен был соблюдать "правила-заповеди арестантской жизни", традиции, обычаи, нормы поведения. Любая измена этим правилам влекла за собой кару. Кто "засыпал" товарищей по делу, всех "язычников" (доносчиков) ожидала неминуемая смерть. Избежать возмездия мало кому удавалось. "Записки", указывающие на изменника, направлялись по всем тюрьмам от Киева до Владивостока и требовали от находившихся там воровских авторитетов при обнаружении изменника "прикрыть" его дело. Отступника следовало не только зарезать, но и обязательно провернуть нож в ране.

   "Прописка"

   Публика в камерах постоянно обновлялась, новичков ждали всегда с большим нетерпением, чтобы посвятить в "арестантство". Стоило только надзирателю закрыть за новичком дверь, как в камере начинали раздаваться возгласы: "Подать оленей!" Тут же находилось двое любителей и становились плотно спиной друг к другу. Помощники связывали их у пояса полотенцем. После этого каждый наклонялся в свою сторону. Их накрывали одеялом, и "олени" были готовы. Новичку дружно предлагали прокатиться на "оленях". Если он не садился добровольно, то усаживали силой. Как только тот усаживался, связанные распрямлялись и зажимали его словно в тисках, а остальные начинали хлестать его скрученными в жгуты полотенцами. Кому эта забава была известна, те развязывали "оленей", садились на них поочередно и катались по камере. После этого им определялись места и присваивались клички.



Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru