Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Энциклопедия мировых сенсаций XX века

Содержание : <<назад : [31] : [32] : [33] : [34] : [35] : [36] : [37] : [38] : [39] : [40] : дальше>>

ДЖОН ДАФФИ: Пойманный компьютером

   Джон Даффи использовал график движения поездов для разработки  планов мгновенного исчезновения с мест своих варварских преступлений. И не  кто иной, как его жена, помогла полиции задержать неуловимого убийцу.

   Жена Джона Даффи с ужасом следила за его  превращением  в  холодного, угрюмого монстра, чей взгляд, словно лазерный луч, гипнотизировал обезумевшие жертвы...
   Старинное здание лондонского суда "Олд Бейли". За его толстыми стенами выслушивали приговор самые опасные преступники в  истории  Британской империи. Зал суда, под сводами которого, казалось, еще витал дух средневекового поклонения Его Величеству  Закону,  был  молчаливым  свидетелем множества ужасающих трагедий. В их ряду оказалось и дело Джона Даффи.
   "Убийца с лазерным взглядом" - так назвал подсудимого в своем вступительном слове государственный обвинитель Энтони  Хупер.  Газеты  тут  же подхватили это меткое определение, соревнуясь в описании  биографических подробностей маньяка-убийцы.
   В детстве Джон Даффи прислуживал у церковного  алтаря,  однако  жажда насилия привела его к преступлению. Во время судебного процесса  в  1988 году этому молодому человеку исполнилось тридцать лет, и он уже два года содержался в тюрьме. Джона Даффи подозревали  по  крайней  мере  в  трех убийствах с отягчающими обстоятельствами, еще два оставались  недоказанными. Он представлял собой самый гнусный тип сексуального преступника  - ненасытного, жестокого и абсолютно безжалостного. Ознакомившись с  предварительным приговором суда о пожизненном  заключении  преступника  и  с предложением судьи снизить меру наказания минимум до сорока лет заключения, шеф полиции графства Саррей Джон Херст, руководивший  операцией  по поимке сексуального маньяка, скажет: "Это хладнокровный и проницательный убийца. За двадцать два года борьбы с преступностью я ни разу не  встречал столь расчетливого и хитрого человека. Он очень умный  и  ловкий.  У меня сложилось впечатление, что он способен найти выход из любой  ситуации. Это сущий дьявол".
   Джон Даффи родился в многодетной католической ирландской семье -  детей было шестеро. Еще в детском возрасте попал в Англию, учился в школе, затем, бросив ее, работал в разных местах. В 1980 году женился на Маргарет Митчелл, невысокой тучной женщине, но их брак оказался несчастливым. Именно жестокость преступника по отношению к жене вывела полицию на  его след.
   Они жили в квартире на Барлоу-роуд в Килбурне, где  на  глазах  жены, которая поначалу считала его добрым и тихим парнем, Джон  превращался  в холодного, угрюмого монстра. Его  безумный  взгляд,  казалось,  проникал внутрь и вселял ужас. Позже на суде Маргарет Митчелл скажет:  "Симпатичный мужчина, за которого я  выходила  замуж,  превратился  в  неистового монстра с невероятно жуткими глазами. Он говорил ужасные вещи: что любит издеваться над людьми и что насилие совершенно  естественно  для  любого мужчины".
   Даффи болезненно воспринимал свой малый рост (около 160 см) и восполнял этот недостаток уроками каратэ и другими видами боевых  искусств.  В спортивном центре, расположенном недалеко от дома, он проводил три  ночи в неделю, накачивая мускулы и оттачивая приемы всевозможных  захватов  и ударов.
   Несколько часов в день Джон Даффи читал книги. В основном ему  нравились произведения, воспевавшие "подвиги" нацистов, насилие,  жестокость. С особым рвением он штудировал "Справочник анархиста" - своеобразное пособие для террориста с описанием различных способов убийств. Именно из этой книги он узнал, что успех любого преступления -  в  умении  замести следы. Поэтому-то, несмотря на многочисленные  злодеяния, ему довольно долго удавалось водить полицию за нос.
   Два года после женитьбы Даффи работал плотником на  железной  дороге. Он досконально изучил сеть железных дорог как в самом Лондоне, так  и  в его окрестностях, и это помогало ему безошибочно ориентироваться и выбирать оптимальные варианты, чтобы скрываться с мест преступлений.
   Позже, давая свидетельские показания на суде, Маргарет  Митчелл  (она ушла от него еще в 1986 году) скажет об этом периоде их жизни следующее:
   "Первые два года мы жили неплохо, но когда решили завести  ребенка  и обнаружилось, что отцом он стать не может, жизнь резко изменилась. И самым странным образом это проявилось в сексе. Ему вдруг захотелось связывать меня перед тем, как мы начинали  заниматься  любовью.  Особое  удовольствие Джон испытывал, когда я сопротивлялась. Если же  я  не  двигалась, не протестовала, его интерес улетучивался. Чем больше я  сопротивлялась, тем больше он возбуждался. Иногда он приносил домой  видеофильмы с кровавыми сценами. Понимаете, кровь от начала и до конца. А он наслаждался всем этим кошмаром".
   Заключение психиатров гласило: "Даффи возненавидел женщин, вбив  себе в голову, будто они виноваты в его бесплодии". И эта ненависть  вылилась в жестокие расправы над женщинами.
 

   Операция "олень"

   По данным полиции, Даффи совершил первое преступление в июне 1982 года неподалеку от станции Хэмпстед. Тогда у него был сообщник.  Двадцатичетырехлетнюю женщину затащили в заброшенное здание, связали и  заткнули кляпом рот. Она была первой жертвой в серии из двадцати семи  нападений. Все их полиция вменила в вину Джону Даффи,  констатируя,  что  некоторые преступления он совершал в одиночку, некоторые - с сообщником. Расследуя это первое изнасилование, полиция выдвинула предположение, что  преступник, вероятно, скрылся с места преступления на одном из поездов лондонского направления. В дальнейшем использование железной дороги для бегства стало отличительной чертой, "почерком" насильника.
   С 1985 года Даффи стал убивать свои жертвы. А поводом послужила  одна неожиданная встреча. В хендонском суде, ожидая разбирательства по  обвинению в избиении своей жены, он увидел женщину, которую изнасиловал несколько месяцев назад. Она не узнала его, но Даффи понял, что  не  должен рисковать. В его извращенном уме созрела  мысль,  что  все  его  будущие жертвы должны хранить вечное молчание.
   Отправляясь на поиски очередной жертвы, Даффи обычно надевал униформу железнодорожника, в карман клал складной нож с острым как бритва  лезвием, а также специальный "набор насильника",  который  в  конечном  итоге послужит уликой против него: коробку спичек, кусок бечевки или тряпку  и кусок дерева, точнее - специальное устройство под  названием  "испанская лебедка", которое Даффи надевал на шею выбранной им для насилия женщины.
   Еще до того как Джон совершил первое убийство, он уже значился в  полицейских досье. Во время операции под кодовым названием "Олень" полиция внесла в компьютер всех известных в Британии сексуальных  правонарушителей. В этом списке фигурировал и Даффи, только не как Джон Даффи, а  как "насильник", т.к. именно изнасилование послужило  поводом  к  проведению операции "Олень".
   Через двадцать семь дней после пережитого волнения в суде  Хендона  и принятого им решения не  рисковать  Даффи  загубил  первую  человеческую жизнь. 29 декабря 1985 года он пристал к Элйсон Дей,  девятнадцатилетней блондинке, ехавшей поездом из Алминстера в Хакни Уик, но  Даффи  вынудил ее сойти раньше. Угрожая ножом и  грязными  ругательствами,  он  затащил Элйсон в гараж, изнасиловал и задушил с помощью "испанской лебедки". Потом, прикрепив к телу груз, выбросил труп в реку. Элйсон не могли  найти семнадцать дней,  и  время  сделало  свое  дело  -  все  улики  исчезли. Единственное, что нашла полиция, - это несколько волокон ткани от железнодорожной униформы.
   Сотрудники Скотленд-Ярда не сразу связали этот случай с  преступлением, зафиксированным в ходе операции "Олень". И хотя труп девушки был обнаружен в реке недалеко от железнодорожного полотна, против  объединения этих двух дел в одно был очень веский аргумент: "насильник"  прежде  никогда не убивал. Тем не менее у обеих гругпт появилась догадка, что  подозреваемый и убийца - одно и то же лицо.
   В это же время была убита пятнадцатилетняя школьница Мартье Тамбезер. Мартье была дочерью богатого голландского промышленника,  приехавшего  в Англию. В тот день Мартье возвращалась домой на велосипеде по  тропинке, идущей вдоль железной дороги. Даффи внезапно напал на  нее,  затащил  на пустырь и, связав ей руки за спиной, изнасиловал, а затем задушил  своей "испанской лебедкой". После этого сжег нижнюю часть ее тела, чтобы уничтожить следы спермы. Но, сам того не желая, он  все  же  оставил  улики: сломал девушке шейный позвонок ударом, которым владеют только люди,  занимающиеся боевыми искусствами. Убийца оставил едва различимый след ноги рядом с трупом и кусок веревки шведского производства.
   Затем произошло еще одно изнасилование. На этот раз жертвой стала четырнадцатилетняя девочка, чью жизнь Даффи пощадил. Ее показания во время суда никого не оставили равнодушным. Она все время  плакала,  ибо  ужас, пережитый тогда, все еще не покидал ее.
   Вот что она рассказала: "Я стояла на остановке, когда ко мне  подошел человек в форме железнодорожника с накинутым капюшоном. Он приставил нож и потащил в кусты, пригрозив, что перережет горло, если я буду сопротивляться и кричать. Я не могла даже шевельнуться.  Потом  он  обнял  меня, словно мы были влюбленной парочкой, но нож все еще держал возле  шеи.  Я думала, что он вот-вот убьет меня.
   Перед тем как изнасиловать, он сказал: "Тебе же будет лучше, если все сделаешь как надо". Когда все кончилось, он казался довольным. Я была  в шоке и совсем не понимала, что происходит. Я думала, что он хочет  перерезать мне горло или что-то в этом роде".
   В мае произошло еще одно убийство, в котором обвинялся Даффи. В  ходе судебного разбирательства в "Олд Бейли" по  настоянию  судьи  преступник был оправдан по этому эпизоду ввиду отсутствия улик.
   Убийство, по которому Джон Даффи был оправдан,  вызвало  широкий  общественный резонанс в стране. Анне Локк, двадцати девяти лет, была  жизнерадостной, счастливой новобрачной, работала  секретарем  в  лондонской телевизионной компании "Уикэнд". Она была убита в мае 1986  года,  после возвращения из свадебного путешествия. Убийца затащил ее в  малоосвещенную часть парка за железнодорожным полотном, связал и заткнул  рот чулком. Тело не могли найти три месяца.
   За шесть дней до того как тело миссис Локк было найдено, полиция допрашивала Даффи как одного из подозреваемых. Он был включен в группу  под кодовым названием "Мужчины Z", потому что его кровь была  обнаружена  на теле Мартье Тамбезер. Детективы Лондона, графств  Саррей  и  Хертфордшир объединили свои усилия для проведения широкомасштабных поисков и  составили список из пяти тысяч подозреваемых в преступлениях на почве  секса, выявленных в  ходе  операции  "Олень".  Специальная  команда  с  помощью компьютера проанализировала пять тысяч дел по следующим параметрам: подробное описание преступников, возраст и способы нападения. Профессор Дэвид Кантор, ведущий психолог университета в Саррее, помог  полиции  воссоздать психологический портрет подозреваемого. Он же  предположил,  что убийца-насильник живет в районе Лондона, особо подчеркнув, что  каким-то образом он связан с железной дорогой. После этого все данные были введены в компьютер. 1999 мужчин, чьи психологические портреты укладывались в схему, получили номера и были опрошены офицерами полиции. Джон Даффи был зарегистрирован под номером N 05. Если бы он не издевался над своей  женой, его имя никогда бы не ввели в компьютерную систему.
   Однако Даффи оказался искусным лжецом. На ту ночь, когда было  совершено нападение на Элисон Дей, он придумал правдоподобное алиби. Ему удалось также убедить офицеров, что он не страдает повышенным потоотделением. Дело в том, что несколько жертв насилия указывали именно на это.  Но Даффи отвечал, что потеет только в моменты  высочайшего  перенапряжения. Полицию не совсем устраивали его ответы, но не  было  хоть  какой-нибудь зацепки, улики, чтобы увязать поведение Даффи на допросах с нападениями. Подозреваемый отказывался сдать кровь на анализ, потребовав сначала свидания с адвокатом. А когда в полиции его  предупредили,  что,  возможно, вызовут для повторного допроса, Даффи обратился к  товарищу,  с  которым занимался каратэ, и за плату тот сделал ему несколько порезов на  груди. Эта авантюра закончилась клиникой для душевнобольных, куда Даффи  попал, заявив, что после нападения и пережитого потрясения потерял память. Это была последняя отчаянная попытка уйти от правосудия, так как сеть, расставленная полицией, медленно, но неотвратимо опутывала его.
   В октябре 1986 года, когда полиция "прорабатывала" последних подозреваемых по списку, Джон Даффи покидает клинику для душевнобольных и снова отдается своей неистовой страсти. Он выбирает еще одну  четырнадцатилетнюю школьницу и, завязав ей глаза, привязывает к дереву и насилует.  Повязка спадает с ее глаз, и он, пораженный молодостью и  красотой,  вдруг начинает колебаться - убивать ее или нет,  затем  смягчается  и  решает: пусть живет.
 

   Компьютер называет единственное имя

   В это время компьютеры завершали аналитическую работу.  Изнасилование в Коптхолл-парке, в северной части Лондона, совершенное в прошлом  году, удивительно напоминало изнасилование и убийство голландской девочки-подростка Мартье Тамбезер.
   Детали нападения и все данные о преступниках - группа крови, возраст, рост, вес и методы нападения - были введены в компьютер, и машина выдала одно-единственное имя -  Джон  Даффи.  Профессор  Кантор,  разработавший программу, известную как "Психологический портрет  преступника",  объяснял: "След преступника - в деталях, которыми он обставляет свои преступления. Поведение любого человека высвечивает черты, присущие только ему и никому больше. Возьмем простой пример: преступления, совершенные в рабочее время, наиболее типичны для людей, которые в это время не  работают. Однако мы не делаем выводов, исходя из какой-то одной частной улики. Мы выстраиваем систему характеристик, присущих данному  типу.  Например, людям весьма трудно скрыть определенные аспекты сексуального поведения. По ним можно определить тип человека. Ведь существуют разнообразные способы изнасиловании. Мы анализируем, как насильник приближается к жертве, как ведет себя во время нападения и после. Из всех этих  факторов,  собранных воедино, мы и создаем целостную картину".
   Две недели детективы под руководством Джона Херста наблюдали за  Джоном Даффи. За ним следовали буквально по пятам, ни одно его движение не ускользнуло от их внимания, и наконец ночью, когда он в форме железнодорожника вышел на поиски очередной жертвы с "набором насильника" в кармане, его арестовали.
 

   Цель - слава, средство - убийство

   Во время допроса Даффи сохранял ледяное спокойствие. Один из юристов, принимавших участие в процессе, сказал в интервью: "Он мог ничего не делать, только смотреть на вас этими немигающими глазами.  Они  напоминали огромную черную бездну, в них не было ничего - ни  души,  ни  эмоций. Я представляю на месте жертвы свою жену, и мое сердце сжимается от жалости к тем бедным женщинам, которые в последние минуты своей жизни видели эти дьявольские глаза. Он ничего не говорил и только иногда, когда  чувствовал, что дело оборачивается плохо для него, шептал: "Ну и что они могут дать мне, а? Тридцать лет? Нет проблем, я отсижу и тридцать лет.  Ничего страшного".
   Полиция провела обыск в его квартире и нашла одежду, в которой он напал на Мартье. Судебные эксперты исследовали  волокна  и  установили  их идентичность с уже имевшимися в их распоряжении. Они нашли также  клубок шведской веревки, кусок которой он оставил возле тела Мартье, и ботинки. Подошвы соответствовали отпечатку на месте преступления. Изъяты  были  и другие предметы: видеокассеты с кровавыми сценами, "Справочник  анархиста" - руководство по террору, порнографические журналы, ножи и тренажер, используемый для накачивания мускулов, столь необходимых ему в  схватках с жертвами.
   Даффи ничего не сказал на суде. Его глаза не мигая смотрели на судью, когда тот зачитывал перечень жутких преступлений. Он был признан  виновным в двух изнасилованиях и двух убийствах.
  26 февраля 1988 года был оглашен приговор: сорок лет тюремного заключения. Даффи повернулся и посмотрел на Джона  Херста.  Этот  взгляд  как будто говорил: "Вот видишь - всего лишь сорок лет. Нет проблем".
   Но душу его разрывали страдания, правда, не потому что он убивал  людей, отнимал жизни и разбивал семьи, а потому что было вдребезги разбито его собственное "я" и его преступления не стали сенсациями века.  Пресса не баловала его своим вниманием. Находясь в тюрьме, Даффи хвастал  перед сокамерниками, что имя его станет в один ряд с именами  таких  известных бандитов, как Джек Потрошитель, Черная Пантера, Иэн Бренди и Майра Хиндли. Особенно взбесило его, что в один день  с  ним  начиналось  судебное разбирательство по делу Кеннета Эрскина, стокуэльского душителя, который убил семерых престарелых людей во время сна. И этот процесс затмевал его дело.
   После приговора, вынесенного Даффи, один из полицейских сказал: "Возможно, осознание того, что он не дьявол, что  он  не  самый  кровавый  и ужасный из всех преступников (а ведь таковым он был в действительности), и является самым страшным наказанием для него. Ведь болезненное самомнение Даффи ставило его в один ряд  с  самыми  отъявленными  преступниками страны. Он мечтал о статусе "звезды" в созвездии убийц и  очень  переживал, что дело Эрскина вызвало больший резонанс, чем  его,  Джона  Даффи. Охота за убийцей обошлась в три миллиона фунтов стерлингов  и  в  тысячи человеко-часов. Но теперь, по крайней мере на сорок лет вперед,  женщины избавлены от одного из самых жестоких насильников-убийц последнего времени - "убийцы с лазерным взглядом".



Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru