Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Проститутки москвы

Содержание

ОПАСНЫЕ СВЯЗИ

За любовный промысел - штраф и дурная болезнь в придачу

   Среди сложностей и опасностей нашей сегодняшней жизни по старой советской привычке мы стесняемся громко назвать такое страшное бедствие, как рост венерических заболеваний. Впрочем, рост - это слишком мягко. Речь идет о разрастающейся эпидемии.

   Директор Центрального кожно-венерологического института (ЦКВИ) академик Ю. Скрипкин сообщил официально: в России больных сифилисом в минувшем году по сравнению с 1987-м было зарегистрировано и семь раз больше. В абсолютных цифрах это пока 33,8 человека на сто тысяч населения. Пока. А в Москве, которая во всем впереди, - 59,2. "Успокаивать" нас может лишь то, что в Лос-Анджелесе таких больных не меньше. Но в Москве в нынешнем году прошлогодний показатель перекрыт уже в первом полугодии.

   Что дальше? Прогноз того же ЦКВИ: "С учетом неблагоприятных социально-экономических факторов в стране следует ожидать, что период роста заболеваемости будет продолжаться 9-10 лет..." Правда, перегнав Америку по сифилису, мы пока отстаем по СПИДу. Апогей наступления на нас СПИДа, как считает Всемирная организация здравоохранения, наступит лишь в 1997 году. И тогда в следующем десятилетии у нас заболеют три миллиона человек.

   Заболеют или могут заболеть? Вот в чем вопрос. Не будем паниковать. Но и не будем смотреть на грозную и, к сожалению, реальную опасность сквозь пальцы.

   Что медицина может

   Всего БППП, или "болезней, передающихся половым путем", 18. Все они опасны, все дают осложнения. Но особенно опасны сифилис и СПИД. А первооснова заболевания по большей части - случайная связь. Или еще банальнее: поход за удовольствием с оплатой на месте.

   Люди постарше помнят: в поликлиниках с плакатом "Мойте руки перед едой" частенько соседствовал не менее четкий - "Остерегайтесь случайных связей". Как оказалось, это было вовсе не глупо. Даже когда в сороковых годах успешно применили для лечения сифилиса открытый американцем Флемингом пенициллин, этот лозунг актуальности не потерял: начавшаяся где-то далеко-далеко сексуальная революция вскоре снова спутала все карты. А потом благополучно докатилась до нас.

   Поскольку способ заражения понятен и ежу, все дело в легком отношении к вечному как мир вопросу. Еще говорят - в падении нравов. И хоть словосочетание это вызывает аллергию, его следует принять, как мы принимаем удар стихии. Никуда не уйти от общеизвестного: существует сопряженность экономики с психологией, а также, что долго не признавалось, с физиологией. Неудобно, но факт.

   Венерические заболевания, и особенно сифилис, - страшная беда, подобная наркомании и алкоголизму. К счастью, сифилис лечится гораздо легче, чем наркомания. И хотя в связи с ростом числа больных наша работа резко усложнилась, врачи делают все, чтобы спасать людей. Только не надо бояться идти к врачу. Но - это следует подчеркнуть - ни в коем случае не к частному врачу.

   Оговорка неслучайная. Частная практика в венерологии законом не дозволяется. Тем не менее объявления "лечу", "вылечиваю" пестрят во многих изданиях. Услуги предлагают даже студенты. В принципе этим занимаются бессовестные люди. Ведь проследить за ходом лечения, найти и пролечить партнера (или партнеров) - этого врач - подпольщик" обеспечить не в состоянии. А в лечении сифилиса очень важно определить именно маршрут движения заразы.

   - Больной или больная для врача, - размышляет академик Ю. Скрипкин, не "антиобщественный элемент", не проститутка и не пьяница, а жертвы случая. Сколько раз я слышал отбельных: "Повешусь! ", "Отравлюсь! "... Раз пришла беда, человеку надо помочь. Не знаю, меняли ли наши пациенты образ жизни, но то, что они становились как бы осмотрительнее, несомненно. А это уже путь к сокращению заболеваемости.

   Возможности медицины ведь ограничиваются лечением, профилактикой.

   Для этого надо, чтобы к нам обращались. По сравнению с правилами, действовавшими раньше, мы пошли на реализацию: больше не требуем обязательного пребывания в больнице, никому не сообщаем о заболевании, строго придерживаемся врачебной тайны. (Была побасенка, как будто мы передавали СПИД-больных в КГБ. Ничего подобного не было даже в те времена). В итоге повысилось доверие к врачам: зачем заниматься самолечением, искать теневых специалистов, ходить в кооперативы, когда есть специализированные диспансеры?

   Но как бы ни надрывались венерологи, которых в Москве, кстати, стало уже не хватать, они лишь констатируют, что процесс пошел. Они в состоянии излечить - предотвратить беду они не в состоянии.

   Еще десять лет назад обнаруженный случай врожденного сифилиса считался чрезвычайным. Практически сведен на нет был и бытовой способ заражения. Сегодня все это возвращается.

   Нет у врачей на сей счет никаких прав. Да и "группы риска" - это пока лишь статистическое понятие, в законе они не обозначены.

   Видит око, да зуб неймет

   - Рост венерических заболеваний, - объясняет посвоему начальник отдела в Управлении профилактической службы Московского ГУВД полковник С. Маслов, - прямое следствие роста всех других опасных проявлений. И в первую очередь проституции. Она сама по себе - болезнь, только социальная, и лечить ее пока практически нечем. Больше того: меня любая проститутка может привлечь к суду, если я назову ее этим словом.

   Заглянем в комментарий к статье 1642 Административного кодекса "Занятие проституцией". "Признак, образующий правонарушение, материальная выгода". Притом, однако, если она "основной или дополнительный, но более или менее постоянный" источник заработка. И притом еще, если цель получить вознаграждение "формируется у правонарушителя до вступления в связь". Отмахнуться от этих "если" труда не составляет, доказать же их практически невозможно.

   Московской милиции известно около тысячи МП, ТОО, клубов, ассоциаций, предоставляющих жителям и гостям столицы разнообразные услуги по части досуга, - от скрытых за безобидными вывесками до объявляемых откровенно, Ей, милиции, поименно знакомы разодетые в "фирму" обитательницы Тверской, Охотного ряда, Лубянской площади. По примеру некоторых заморских городов в витринах богатых московских магазинов появились живые манекены. Уличную проституцию дополняет "гостиничная" - ее оборот достигает в сутки сотен тысяч долларов. Имеется и "элита": в ночных клубах можно познакомиться с девицами - членами этих клубов.

   Известны милиции и три десятка группировок, контролирующих этот бизнес. Однако чтобы задеть самого маленького рядового сутенера, нужно очень многое. Девица должна подтвердить, что действительно "отстегивает" от своих доходов. Должна признаться, во-вторых, что получает такие доходы. А источник доходов должен удостоверить, что поделился с нею такой-то суммой...

   Кстати, в законодательстве США имеется положение: "Лицо совершает нарушение, если оно нанимает проститутку..." Предложение, как известно, стимулируется спросом. Вот почему здесь приобретает особо важный смысл принцип равенства полов. В данном случае - равенства ответственности. В Америке, уплатив огромный штраф, а иногда попав на зуб газетчику и подвергшись огласке, мужчина поостережется вновь выйти на "любовную охоту".

   У российской же милиции видит око, да зуб неймет. Ответственность за занятие "любовным промыслом" предусмотрена лишь административная. Наказание - штраф до ста рублей. Повторно - до двухсот (сейчас применяется индексация до десяти минимальных размеров оплаты труда). Задержав, милиция направляет девицу на медицинское освидетельствование. Это, кстати, единственное упоминание в законе о медицинском контроле. А ведь именно медицинский контроль - самое важное применительно к нашей теме.

   Имеются варианты

   Рост заболеваемости венерическими болезнями обратно пропорционален росту общей культуры нации. Жить в обществе и быть от него свободным дело безнадежное. Но можно позаботиться о том, чтобы освободить само общество, например, от язв вроде проституции. Если говорить о правовом обеспечении, то предложений хоть отбавляй.

   Полковник Маслов, в частности, считает нужным усилить ответственность за сводничество и содержание притонов. Предусмотреть более суровое наказание за изготовление и сбыт порнографической продукции. (Сейчас - до трех лет или штраф до трех минимальных зарплат. Применяют же обычно вторую меру. Слону дробинка...) Надо и более подробно указать в законе признаки проституции, а также содействия ей, и, конечно, допустимые доказательства занятия ею. У американцев это сделано четко. В статье их Уголовного кодекса "Содействие проституции", например, приводится восемь таких признаков. Наша же статья 1642 ничего подобного не содержит.

   Есть голоса за то, чтобы ввести ответственность обоих партнеров в известном процессе. А чтобы чувствовалось направляющее влияние закона, создать по примеру всех развитых стран милицию нравов.

   Немного истории. Попытки разобраться в проблеме предпринимались в России сто и больше лет назад. Не случайно же Достоевский и Лев Толстой обратились к этой теме. Первое обследование "поднадзорной" проституции проведено в 1889 году. В 1893 году появилось "Общество защиты женщин от эксплуатации в целях разврата". В 1909-м принят "Закон о мерах к пресечению торга женщинами". А в 1910-м прошел 1 Всероссийский съезд для борьбы с торгом женщинами и его причинами.

   Тогда, да и позже, уже в советские времена - в 20-е годы, выходили книги, брошюры: проблема обсуждалась, во всяком случае, не скрывалась. В 30-е годы был в основном построен социализм, это совпало с победой - в основном - и над проституцией. И только на пороге 90-х о ней стали писать снова, но главным образом о том, сколько проститутки зарабатывают. Вернуться же к анализу, к конструктивному обсуждению, к разговору всерьез все как-то недосуг.

   А пора. Хотя бы из-за фронтального наступления венерических заболеваний. Сдержать, в частности, натиск сифилиса - это как бы разведка боем перед предстоящим сражением с куда более коварным и свирепым СПИДом. Георгий МЕЛИКЯНЦ "Известия"



Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru