Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Проститутки москвы

Содержание

СИФИЛИС ТРЕТЬЕЙ СТЕПЕНИ

   Впервые на эту тему заговорили лет пять-шесть назад, когда "ночные бабочки" только-только начинали выпархивать в общественные места. То там, то здесь, преимущественно в центре города, собирались небольшие группки по три-пять человек. На них кидалась остервенело милиция, прохожие, да и потенциальные клиенты рассматривали их как необычный музейный экспонат. Они казались чудными и дикими.

   Однако шло время. Групп становилось все больше. Насмотрелись "Интердевочку". Девочки, работающие в них, набирались опыта и становились все профессиональнее и наглее. Как из рога изобилия посыпались рекламные объявления в газетах. "Агентство... окажет интимные услуги... выполнит высокопрофессиональный эротический массаж... скрасит досуг состоятельных клиентов". Малопомалу с этими объявлениями все свыклись и стали воспринимать их как должное.

   Взрыв произошел, когда на страницах центральных изданий появились материалы, рассказывающие о расцвете в столице такого доселе невиданного явления, как детская проституция. В мгновение ока на Петровке, 38 был создан отдел, специализирующийся на раскрытии "сексуальных" преступлений.

   Началась повсеместная проверка силами ОМОНа всех столичных интим-агентств. Ребята в пятнистых камуфляжах с автоматами наперевес врывались в "Дюймовочку", "Золушку", "Эммануэль", "Лолиту" и другие замаскированные дома терпимости. Однако улов был мизерным. Все документы и вообще какие бы то ни было материалы задолго до появления в офисе омоновцев уничтожались или исчезали в неизвестном направлении. Ребят ждали лишь пожилые бабушки-диспетчеры, которые, естественно, видеть ничего не видели и знать ничего не знали. По всей Москве начались массовые милицейские рейды, цель которых была не просто выявить рабочие "точки" проституток, а и досконально выяснить: нет ли в группах проституток несовершеннолетних девочек-подростков.

   Информация распространялась мгновенно. Все, кто так или иначе был связан с подростковой проституцией, знали, что найти по желанию клиента девочку 10-14 лет на ночь не составляет никакого труда. Схема была отлажена четко: клиенты - это, как правило, были кавказцы или разбогатевшие "новые русские", - возжелав 11-летнюю Таню или Аню, ждали в условленном месте. К ним подходил сутенер, который на глазок (что бывало крайне редко) или по рекомендации (что бывало чаще всего) определив благонадежность педофила, увозил его на одну из квартир, где клиента уже поджидала намарафеченная "страстная" нимфетка Анечка.

   Разброс в возрасте был впечатляющим. Клиенты могли выбрать девочек от 7 и выше лет. Ночь с малолеткой стоила около 200-250 долларов. Если нимфетка была девственницей, цена увеличивалась ровно в три раза. По желанию клиента все могло свершиться прямо в машине. Минет с малолетками стоил от 70 до 100 долларов. Анальный секс - от 250 и выше.

   Сутенеры малолеток, как правило, молодые ребята в возрасте от 18 до 23-25 лет. Это потом уже пошла мода на сутенеров-женщин. Нередки бывали случаи, когда в роли "папочек" выступали старшеклассники - учащиеся 8-10 классов. Причем их подопечными зачастую были их же собственные одноклассницы. Сотрудники милиции, работающие в так называемом "отделе нравов", хорошо помнят серию случаев, когда подряд в нескольких московских школах вскрывались непотребные случаи продажи ребятами своих подружек-одноклассниц по весьма, надо сказать, символической цене - от 10 до 30 долларов за ночь. И нельзя сказать, что одноклассницы так уж были возмущены этим...

   В одной из школ в роли молодого и начинающего сутенера выступал четвероклассник Сергей К., который "сдавал" девочек из девятых-десятых классов. Все было просчитано заранее: к нему на улице вряд ли подойдут милиционеры, да и вообще он - неподсуден ни при каких условиях и обстоятельствах.

   Надо отдать должное сутенерам - однокашкам": с подопечными они обращались довольно-таки гуманно. Девчонок не били, не насиловали, не калечили. Чего совершенно нельзя было сказать о сутенерах "со стороны". Самой младшей из них было 13 лет, самой старшей - 21. Двери притона не закрывались ни днем, ни ночью. Все жалобы соседей в милицию оставались без ответа. "Малины" словно бы не существовало.

   Не раз и не два клиентов в притоне травили клофелином, после чего забирали всю имеющуюся наличность, вплоть до проездных билетов и визитных карточек. Автор этих строк тому свидетель - из его кармана выгребли не только мелочь, но и записную книжку, расческу и даже носовой платок.

   Однако самое ходовое место для "отлова" и "снятия" малолеток были и остаются железнодорожные вокзалы. Ничего не стоит познакомиться там с любой понравившейся девочкой, после чего отвезти ее на квартиру, где можно делать с ней все, что угодно...

   Вокзальные сутенерши не слишком заботятся о судьбах своих подопечных. Главное для сутенерши - а в роли их, как правило, выступают более-менее благообразные бомжи и бомжихи - получить сумму, достаточную для хорошей порции выпивки. Девочки должны сами заботиться о себе - таков непреложный принцип. Хотя чаще всего клиенты и не стремятся увозить вокзальных малолеток на какие-то роскошные квартиры, загородные виллы. С ними совокупляются в привокзальных закоулках, кустах, на полуразвалившихся скамейках.

   Особенно этим прославился Курский вокзал, ставший на некоторое время раем для клиентов-педофилов. Во время редких милицейских рейдов девчонок тут отлавливали пачками, после чего направляли в московский детский приемник-распределитель, где почти поголовно всем вокзальным "бабочкам" ставили один и тот же страшный диагноз: сифилис третьей степени. Из приемника их тут же направляли на излечение в небезызвестную больницу имени Короленко, однако, как правило, по дороге или из больницы девочки сбегали и... снова появлялись на вокзале.



Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru