Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Голые метафоры
Ветер подмел улицу. Дождь ее вымыл. Солнце высушило. А человек опять запачкал.
Ласточка в полете - лук и стрела одновременно.
Телефонная трубка может превращаться во что угодно: в цветок, морскую раковину, скорпиона, бормашину и даже в гранату.
Рука гитариста бегает по струнам, как паук по паутине.
Куртка была холодная - у "молнии" зуб на зуб не попадал.
Птичка своим свистом, казалось, хотела перепилить ветку.
Зимой Летний сад похож на абсурдное кладбище: гробы - на земле и поставлены на попа.
Ветер крутит листок бумаги, как будто ищет начало текста.
Бабочка пролетела - словно брошенный из окна фантик.
Из-под платья торчит нижняя юбка - как верхняя челюсть.
Печать - синяк на бумаге.
Птицы ходят по снегу - играют в крестики без ноликов.
Кто-то подмигнул мне из куста - а, это бабочка хлопнула крыльями!
Форточка открыта - и занавеска колышется, жадно дыша.
Ватерпольному мячу холодно в воде - весь в пупырышках.
Пытался прихлопунть комара в воздухе, но получились - аплодисменты мастеру высшего пилотажа.
Плакат сверху отклеился - и Ленин поклонился.
Луна - это шляпка гвоздя, на котором держится ночь.
- У вас нет желтых перчаток? - спросил я у клена.
- Нет, - сказал он. - Поробуйте подойти в сентябре.
Солнце - как огромная луковица: щиплет глаза.
Птичье перо кружится в воздухе - как будто кто-то невидимый пишет.
У каждого свой любимый цветок. Но вряд ли найдется человек, который не любил бы сирень. Поскольку из всех цветов у сирени самый необыкновенный вид и самый необыкновенный запах. В сирени есть что-то стыдливое: может быть, потому, что она напоминает детали дамских сорочек. Художник, который рисует сирень, наносит зрителю удар ниже пояса. Потому что картина с изображением сирени не может быть плохой. Ее даже не надо рисовать. Достаточно повесить чистый холст и внизу написать "Сирень".
Воробей - как солдатик: даже прыгает по стойке смирно.
Бусы на шее всегда улыбаются.
Тело просвечивает сквозь платье, как солнце сквозь облако.
Березовые сережки на аллее - как замершие гусеницы.
Луна - это металлическое зеркальце на лбу доктора, которому жалуются на бессонницу.
Одевая ребенка, отец вставляет его руку в рукав, как саблю в ножны.
Мужчина был таким маленьким, что хотелось погладить его по голове.
Старушка совсем молодая: усики только-только пробиваются.
Алкоголик был таким бедным, что ходил за пивом с бутылкой без пробки и без дна. Бутылку он нес дном вверх, а горлышко затыкал снизу пальцем.
Руки пианистки, обнаженные по локоть, похожи на двух гусей, которые щиплют черно-белую траву.
У секретарши был такой большой бюст, что печатать на машинке она могла только вслепую.

Солнце с трудом пробивало кроны деревьев - и трава была пятнистая, как десантник.


Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru