Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Вокруг света
   15 мая. Сегодня в 12.30 ушел от  жены  в  открытое  море...  Не  могу больше жить на одной и той же суше, ходить по одним и тем же улицам! Нет больше сил видеть лица, противные даже со спины, язык не  поворачивается вежливо врать одно и то же. Так иногда тянет в открытое  море,  хоть  из дома уходи! Что я и сделал сегодня, а надо было лет десять назад!
   Своим беспримерным подвигом хочу доказать, что человек  может  выжить не только среди людей, но и без них. К тому же  так  хочется  что-нибудь открыть, назвать своим именем.
   Настоящий мужчина должен хоть что-то назвать своим именем! Чтобы  потом не было разговоров, на моей лодке "Санта Лючия" все честно,  никаких удобств: ни жены, ни телевизора, ни  еды.  Питаться  буду  исключительно планктоном, которого взял несколько килограммов.
   Я в открытом море! Землей и не пахнет! Кругом сплошная  вода!  Светит солнце и никакой тени, кроме моей собственной. До чего же хорошо кругом!
   16 мая. На горизонте показалось неизвестное мне судно "Академик  Петров". Мне что-то просигналили флажками, после чего хотели взять на абордаж, но я не дался. Тогда меня флажками обматерили и оставили в покое  в открытом море.
   Снова тишина! Ни души! Вода, солнце и я. Сижу в одних трусах,  дурею. Почему я не ушел в открытое море раньше?! Тут не  надо  бриться,  носить брюки, разговаривать, когда не хочется, улыбаться черт  знает  кому.  Не надо выносить мусорное ведро, уступать место женщине! Ни людей,  ни  машин!
   Ощущаю, как разглаживаются морщины на лице и складки у  рта.  Глубоко дышу порами. Аппетит зверский. Сейчас бы мяса с картошечкой! Поел планктона и лег спать.
   17 мая. Попал в сильное течение. Кажется,  в  Гольфстрим.  Гольфстрим был весь в масле и другой гадости. Что за манера  сливать  всю  дрянь  с земли в воду? Расковыряли сушу, смешали атмосферу с грязью,  так  еще  и воду мутят! Какой же это прогресс, если скоро каждый сможет на автомашине выехать на природу, а природы и в помине не будет?!
   Поймал рыбешку, выжал из нее все, что мог, выпил полученный сок.  Кажется, это был бензин.
   Ночью не спал. Смотрел  на  звезды.  Над  морем  они  совсем  другие. Большие и мокрые. Неужели и там живут? Интересно, какие у  них  женшины? Высокие или блондинки?
   Что-то Валя моя сейчас делает? Небось ревет белугой.
   18 мая. Переименовал судно из "Санта Лючия" в "Валентину". По горло в ледяной воде полдня выскабливал ногтем старое название и писал на  борту авторучкой новое. Три раза шел ко дну, потом обратно, но все-таки переименовал! Сделал сам себе искусственное дыхание и, чтобы не окоченеть  от холода, выпил немножко планктона.
   Перед сном открыл необитаемый остров. Назвал его "Валентинины  острова" и нанес на карту.
   Ночью опять смотрел на звезды. Пузырев из 56-й квартиры уже наверняка приперся домой, жену лупит. Потолок у нас дрожит,  штукатурка  на  ковер сыплется...
   А надо мной никакая штукатурка не сыплется! Только  иногда  звездочка упадет в воду, да и то почти неслышно. Интересно, лифт починили?  Вторую неделю починить не могут, бездельники!
   19 мая. На горизонте показалась земля. Подгреб к ней и увидел на  берегу живых туземцев! На наших похожи, только смуглее. Одеты своеобразно: набедренные повязки на голое тело, а некоторые еще и в  лифчиках.  Очень красивое зрелище.
   Попытался войти с ними в контакт с помощью  английского  словаря.  Не вошел. Местные жители не понимали меня ни по-французски, ни по-испански. Кое-как объяснился с дикарями по-русски. На градусник и  зубной  порошок  выменял много разного планктона. В мою честь был  дан  обед  с  песнями, танцами и даже маленькой  дракой.  Туземцы  уговаривали  меня  остаться, предлагали высокооплачиваемую работу, но я отказался, несмотря  на  дочь вождя в красном купальнике. Мое кругосветное путешествие еще не закончено, глупо бросать такое мероприятие на полпути!
   Ушел от них в открытое море. Внезапно донеслось  женское  пение.  Это была песня на слова Ильи Резника: "А я говорю: роса, говорю, она говорит - мокро..." Думал, сойду с ума: так  захотелось  повернуть  обратно!  Но вспомнил аналогичный случай с Одиссеем и сиренами. Плача, привязал  себя к мачте, заткнул уши планктоном и только тогда смог плыть дальше.
   И снова кругом вода! И ни души! И ни тела!
   20 мая. Пока не затекли ноги, стоял на цыпочках: смотрел, нет ли  где хоть какой-нибудь земли! Пусто. Одна вода! Наводнение, что ли?
   Черкнул Вале записку. Запихал ее в бутылку из-под планктона и  бросил в открытое море. Интересно, сколько идет отсюда бутылка до нашего  города?
   21 мая. Увидел родное судно "Академик Петров". Замахал белыми трусами и закричал: "SOS!" - но "Петров" не среагировал. Попробовал взять его на абордаж, но "Петров" дал деру!
   Целый день пил планктон и пел песни народов мира. Спел все, что знал, сто раз и сорвал голос.
   Сколько можно плыть?! А еще говорят: земля круглая! Вранье! Пропаганда!
   Три часа стучал по борту кулаком азбукой Морзе: передавал в эфир сигнал бедствия. Ни ответа ни привета! Вот так у нас думают о людях.
   22 мая. Ровно в четыре часа плюнул на свой беспримерный подвиг. Натянул на мачту рубашку, штаны, майку, трусы и под всеми  парусами  полетел домой. Хватит! Нашли дурака! Чувствую, что немного и свихнусь.
   23 мая. Иду полным ходом. Скорость 20 узлов. Остались позади Америка, Австралия, Копенгаген, Петрозаводск.
   Показалась родная земля! Из последних сил подгреб к берегу. Сразу  же ко мне бросились люди. Двое начали отталкивать лодку шестами,  а  третий закричал, что посторонним здесь причаливать запрещено. При этом все трое здорово ругались. Ну вот я и дома...
   7 июня. Позавчера вышел из больницы. Лечили от  невроза.  Сижу  дома, курю. С потолка сыплется штукатурка. Это Пузырев.
   Еще вчера из окна был виден кусочек моря. Сегодня его закрыл  девятый этаж нового дома. Больше смотреть не на что. Кругом одна суша.
   Ночью не спал. Смотрел в потолок и видел звезды. Большие и мокрые.


Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru