Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Набрать высоту
   Самолет взревел, дрожа от  возбуждения,  дернулся,  сатанея,  побежал вприпрыжку, наконец прыгнул вверх и сразу же успокоился.
   Земля кончилась, началось небо.
   Толстые облака самолет резал запросто и уходил вверх, к  солнцу.  Вот оно. Круглое. Слепящее. Новенькое.
   С каждой секундой город внизу съеживался. Дома превращались в домики. Машины - в машинки. Люди - в многоточие.
   С каждой секундой мельче становились заботы, смешнее удачи и неудачи.
   Самолет набирал высоту, и глупела, удаляясь, жизнь на  земле.  Важней становилось небо. Пассажиры чувствовали себя умнее. Вместе  с  самолетом они отрывались от земли, вырывались из рук близких, не различая ни слез, ни слов.
   Шорохи листьев, стук каблуков по  асфальту  накрыл  гул  моторов.  За стеклом в небе - никого.
   Высота, как анальгин, снимала  головную  боль.  Мысли  успокаивались, разматывались, рвались.
   Вместе с самолетом люди поднимались над сложностью отношений.
   Не нужно ласкать нелюбимую женщину. Не обязательно  говорить  кому-то правду. Не нужно лгать. Можно молчать, никого этим не обижая. Можно закрыть глаза. Открыть.
   В самолете не толкали. Не кричали: "Вы здесь не сидели!"  Не  просили зайти завтра в то же время. В самолете никто никуда не спешил.
   Наверху кнопочки. Можно зажечь свет, вызвать стюардессу. Но главное - можно не зажигать свет. Не звать стюардессу. Тем  более  она  все  равно пройдет три раза на своих стройных ногах, волнуя духами, равно приветливая и недоступная, прописанная в небесах.
   В воздушной яме, правда, подхватит тошнота - вспомнишь, что надо  отдать сто рублей, передать привет негодяям, опять есть сырники, приготовленные женой. Но это потом. На земле. А в воздухе  пристегнешь  ремни  и чувствуешь себя свободным как птица.
   Зажженная надпись "Ноу смокинг" позволяет хоть здесь не курить. И  не куришь с большим удовольствием.  Отчего  чувствуешь  себя  сильной  личностью. Наверно, потому и жмет чуть-чуть под мышками  этот  самый  "смокинг", в котором, кажется, летишь на гастроли или возвращаешься  оттуда. Словом, ощущение такое, будто что-то должно произойти.
   И возникает в гудении моторов мелодия, которая появляется  только  на высоте десяти тысяч метров над землей. С потерей высоты мелодия  исчезает.
   На высоте десять тысяч метров перестает действовать  земное  притяжение. Ощущаешь невесомость и независимость. На высоте десять  тысяч  метров... Рано или поздно все самолеты идут на  посадку.  Рано  или  поздно пассажиры возвращаются на землю. Прикасаясь колесами  к  земле,  самолет вздрагивает, и дрожь его передается людям.
   Прилетели.


Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru