Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Одиночество
   Старый одинокий волк, прокашлявшись, завыл на Луну.  Дотого  жалостно прозвучало, что сам волк уронил слезу и она, жгучая,  продырявила  снег. От одиночества завыл он пуще прежнего,  сердце  сжалось.  Чем  тоскливее выл, тем сильнее болела душа. А чем больше страдала душа, тем  тоскливее выл. До того довылся, бедняга, встал в горле ком, ни туда, ни  сюда.  Не вздохнуть и не взвыть, хотя хочется.
   И тут вдали чей-то вой. Рванул старый на звук.
   Что вы думаете? Сидит на поляне молодой, еще толком не стреляный волк и воет себе на Луну. Причем воет, сопляк, неверно, зато от чистого сердца. Хотел старый волк проучить наглеца, да заслушался. У молодого одинокого волка тоже, видать, накипело. Душу старому растревожил, он подсел к молодому и взвыл о своем. До чего слаженно получилось, вы  не  поверите! Старый волк взял низко басом, молодой взвился тенором. Жаль, вы не  слышали. Словно два Паганини на Луну воют.
   В морозной ночи далеко звук разносится. Тут еще  один  одинокий  волк подоспел. За ним следом еще. И еще...
   К полуночи на поляне до сотни одиноких волков собралось, кругом  сели и без дирижера, но строго в гармонии завели волчью песнь.
   Представляете: один волк на Луну воет - мурашки по коже обеспечены, а тут почти сто! Перемножьте мурашки - жуткая цифра получится! А волки дуреют, завывают по-черному, в полную пасть. Симфония "Вой минор"!
   Хотя в душе всем обидно, если по-честному. Казалось  каждому:  одинок я, как никто, и вой мой единственный, неповторимый. Оттого и одинок, что второго такого на земле не сыскать, чем, тоскуя, гордился. И тут на тебе - сто штук и вой у всех практически одинаковый. Ощущение, будто  ограбили, индивидуальность средь бела дня сперли. А с другой  стороны,  одному разве воется так, как в хорошей компании?!
   Почему мужики в одиночку напиваются в хлам, а как за столом сойдутся, сразу петь и заслушаешься!
   Когда воешь один, лишь тоска навевается, жалеешь себя, жалеешь,  пока не возненавидишь себя окончательно. Тьфу!
   К тому же в одиночку свои неприятности - в лучшем случае довоешься до размера беды. Каждому хочется разделить свое горе, а  чтобы  хватило  на всех, тут нужна катастрофа! Тем более все скулят о своем и ты уже там не поместишься. Вот отчего повсеместно воют, воют, а облегчения нету.
   Предположим, один ты в дерьме. Конечно обидно, но мелко. Ну а как все вокруг в том же самом?! Согласитесь, уже трагедия,  другой  жанр.  Когда все в дерьме, оно сплачивает и возвышает. Ощущение сопричастности.
   Короче, волки выли не переставая, отводя душу свою и наводя  ужас  на окружающих. Танковая колонна прошла, они ноль внимания. Поначалу население в страхе тряслось, а потом  успокоилось:  пока  воют,  не  загрызут. Пасть  занята.  И  если  вслушаешься,  что-то  до  боли  знакомое,  хоть по-волчьи, а понятно без слов. И местные жители подхватили мелодию. Ничто, оказывается, так не сближает, как одиночество.
   Если доведется, послушайте как поет стая одиноких волков. Подвойте  и вам станет лучше.


Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru