Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Часики
   Не были в Африке? Рекомендую. Я из турпоездки вернулся недавно.  Жили в номере с мужиком из Москвы. С виду оползень, а на  деле  шустрый,  как электровеник. Покупал все в два раза дешевле, чем остальные. А где -  не говорит! Улыбается, рукой отмашку дает, мол, бежать бесполезно,  я  последнее взял. Естественно, его дружно возненавидели.
   И тут, буквально, два дня до отъезда, когда денег все меньше, а желаний все больше, сосед вваливается, еле дышит, а морда довольная, не иначе опять задарма чего-то ценного отхватил.
   "Во!" - говорит, - часики почти золотые, да еще  ходят.  Одновременно стрелки компасом служат, в полночь похоронный марш наигрывают!  Сколько, думаешь, отдал?"
   Я-то понимаю, взял задешево, но чтоб  ему  больно  сделалось,  думаю, опущу его. Такие часы полсотни долларов всяко тянут, а он, гад,  сторговался за двадцать пять.
   - Десять долларов, - говорю, - красная цена за этот компас на кладбище!
   Сосед хохочет, аж похорошел:
   - Пять долларов!
   - Где?!
   Сразу скис, но признался: "На базаре, во втором ряду третья лавка  за коврами. Я последние взял!"
   Пулей туда.
   Базар. Второй ряд, третья лавка налево. Только не третья, а четвертая и не за коврами, а за обувью. Внутри африканец, улыбается, лицо как солнечное затмение, и лопочет по-ихнему, мол, я к вашим услугам.
   Часов на прилавке нет. Припрятал. Ну я базарные правила знаю. Никогда не показывай, что тебе надо то, что надо. Сначала шляпу примерил. Кольцо в ноздрю вдел. Долго смотрелся в зеркало. Африканец глаза к потолку  завел, мол, идет вам необычайно. Только после этого я себя по лбу хлопнул: мол, вспомнил, часы нужны!
   А как ему объяснить, наши языки не соприкасаются.
   Я руку к уху приложил и говорю без акцента: "Тик-так!"
   Хозяин улыбнулся, кивнул и выносит затычки для ушей огромные, не иначе из баобаба.
   Не понял, чудак! Элементарной логикой не владеет!
   Я ему снова. На руку показываю, потом пальцем в воздухе черчу циферблат, и чтоб понятнее было, язык высунул, круги делаю, мол,  стрелки  бегут.
   Вроде дошло. Подмигнув, вышел, вернулся, языком крутит, подмигивает и сует порножурнал!
   Ну как нерусский, честное слово! Бестолочь! Часы! Часы нужны!  Правой рукой  как  бы  рогульку  кручу,  мол,  завожу  часы  и  как   заору: тр-тр-тр-трррр! В смысле, будильник, часы! Ежу понятно!
   Сообразил. Перестал улыбаться, побледнел: был черный,  стал  фиолетовый. Дверь на щеколду закрыл, нагнулся, из-под прилавка автомат вытаскивает и "тр-тр-тр-трррр" делает!
   Чуть не убил его из этого автомата! Чувствую, часы за  пять  долларов не видать! В сердцах постучал кулаком по лбу  и  по  прилавку:  бум-бум, мол, балда ты туземная!
   Он согласился, кивнул, из-под прилавка ведро вытаскивает. А там полно часов! Выходит, бум-бум, по-ихнему, часы! Ух ты! Детские, мужские, женские, на любой вкус, и одна пара под золото, с компасом, точь-в-точь  как у соседа. Я, как положено, морду скривил, мол, часы так  себе.  На  руке взвесил - тяжелые. К глазам поднес, мол, цифирки мелкие. Компас  мог  бы Юг и поюжнее показывать. Опять сморщился и показываю пять пальцев,  мол, беру за пять долларов!
   Африканец аж присел и показывает две руки, мол, десять! И  тут  вижу: мама родная! На одной руке не пять пальцев, а шесть! Выходит, часы стоят одиннадцать! С такими ручонками не пропадешь!
   Какой идиот купит за одиннадцать, когда сосед взял  за  пять.  Ладно, думаю, потягаемся. Я на часы плюю, в ведро бросаю. Хозяин достает,  протирает. Я плюю, он растирает до блеска.  Он  одиннадцать  тычет,  я  ему пять. И вы знаете, сдался! Смотрю, один палец скинул. То есть, две  руки растопырил, а там всего десять пальцев! Ну, думаю, раз слабину дал, цену собьем!  Повернулся,  дверью  хлопнул,  ушел!  Через  полчаса  захожу - навстречу мне две руки, на одной пять пальцев, на второй три!  Так,  думаю, я тебе все пальцы на одной руке ампутирую! Ухожу,  прихожу,  ухожу, прихожу! Ага! Еще один палец скинул! Семь! И на глазах слезы! То ли  денег жалко, то ли без пальцев больно.
   Пожалел я его, не садист ведь! Сунул десять долларов, часики свои  из ведра выгребаю и весь в счастье ухожу.
   Африканец за рукав тянет, протягивает ведро. Я говорю: "Да взял я часы, взял, вот они, спасибо!"
   Не понимает, чудак! Ведро тычет, в грудь себя бьет. Тут до меня  дошло: за десять долларов он ведро часов продал! Во, бизнесмен!
   Наши ахнули, когда узнали почем ведро часов отхватил.
   Соседа от зависти начало бананами рвать.
   Приехал на родину и как король всем по часам! На себя же все не наденешь. Все поражены. "Такие деньги, такие деньги!"  Я  помалкиваю.  Пусть думают, будто я в дельцы теневой экономики выбился. Так и подумали.  Ограбили через три дня. Обнесли вчистую, плюс по голове дали  -  не  помню кто. Осталось одно ведро из-под часов. Как память об единственной в этой жизни удаче.
   Верно говорят: рано или поздно за все расплатишься. В Африке  на  три пальца приподнимешься, на родине опустят с головой. С тех пор не  торгуюсь. В оконцовке выигрыш равен пустому ведру.


Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru