Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Месть

   Овчарка была молодая и наглая. Пудель старый, из хорошей семьи. Летом они жили рядом на соседних участках. Однажды, когда собак  выгуливали  в поле, овчарка ни с того ни с сего кинулась на пуделя и, пока не разняли, жестоко трепала его, причем на глазах симпатичной  болонки.  Старый  пудель, зализывая раны, поклялся отомстить.
   Через два дня овчарка покусала ребенка. Ее привязали около дома,  посадили на цепь. Она могла как угодно лаять, рычать, но дотянуться,  укусить - фигушки!
   Когда хозяева были на работе, старый пудель спокойненько  перешел  на соседний участок. Овчарка, облизнулась, мысленно жуя пуделя, зарычала  и метнулась вперед, но упала, подсеченная цепью. А пудель невозмутимо  шагал по чужому участку, делая вид, что не видит овчарку  в  упор.  Обошел клумбу, обнюхал поленницу, подумал и, подняв ногу, окатил дрова. Оскорбленная до глубины души, овчарка зашлась в жутком лае, пытаясь выпрыгнуть из ошейника. А пудель, как ни в чем ни бывало, подошел к кусту роз,  понюхал и опрыскал его. После чего снова  понюхал  и  довольный,  двинулся дальше. Овчарка взвыла так, будто ее режут. Пудель, как интурист, прогулочным шагом продолжил осмотр. Боясь что-нибудь пропустить,  он  дотошно описал все, что можно было описать. А розы - дважды! Причем расписывался замысловатым вензелем "П". Овчарка, сорвав голос, лежала пластом и  лишь вздрагивала каждый раз, когда пудель заносил карающую лапу. От бешенства из пасти стекала слюна.
   Прикинув крайнее расстояние, на которое могла прыгнуть  овчарка,  пудель подошел, сел на корточки и, по-стариковски кряхтя, наложил кучу перед носом овчарки. Та грызла землю, из желтых глаз лились слезы.
   Пудель хотел расписаться на углу дома, но уже было  нечем.  Тогда  он зевнул и, виляя задом, затрусил к дому.
   Назавтра все повторилось сначала. Пудель проводил опись участка.  Овчарка на время этой пытки, стиснув зубы, скулила. Шерсть  на  ее  голове седела на глазах. Если бы не цепь, она разорвала пуделя на  тысячу!  две тысячи кусков! От позора овчарка сходила с ума, а  пудель  ликовал.  Это были лучшие минуты его жизни. Никогда физические отправления не  доставляли такого глубокого морального удовлетворения.
   На пятый день, чувствуя, что вот-вот явится черный мучитель, овчарка, собрав последние силы, рванулась, цепь зацепилась за сук и собака повисла.
   Когда пудель в половине восьмого, как на работу, явился на  соседский участок, он ахнул. Овчарка повесилась. Вот этого свинства он от  нее  не ожидал!
   Через неделю пудель скончался. Все говорили: наверно, на него  смерть овчарки подействовала. Глупости. Просто жизнь потеряла для пуделя смысл.


Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru