Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Беда
   Старый паук лежал в гамаке паутины. Бедняга не спал пятые сутки.  Его мучили чудовищные мигрени, от малейшего сотрясения паутины в мозгу вспыхивал красный огонь. Наконец, паутина застыла неподвижно, словно повисла над вечностью. И голова, слава богу, начала проходить.
   Вдруг зажужжало в правом углу, паутина качнулась, и в мозгу паука начался пожар.
   - Проклятье! Убью! - паук со стоном разлепил  правый  глаз,  тот  что ближе к источнику шума. В нескольких сантиметрах в паутине билась  молодая здоровая муха. Боль в голове стала невыносимой.
   - Не тряси! - прошептал паук. - Умоляю, мерзавка, не двигайся! Распутаю, отпущу, только не тряси! - Паук заковылял сверху  вниз,  туда,  где запуталась муха.
   Увидев огромного паука, муха забилась в истерике:
   - Убивают! На помощь!
   Молния ударила в мозг паука, голова раскололась:
   - Успокойся! Боже мой! За что эти муки! - паук с трудом двигал непослушные лапы в сторону мухи.
   - Не подходи! Не трогай меня! За что, боженька?!  -  заходилась  несчастная муха.
   - Что ж я тебе сделал плохого, сволочь ты моя, - рыдал старый паук. - Не тряси!
   - А я что тебе сделала?! Помогите! - муха визжала как резаная  и  билась в паутине, словно рыба в сетях.
   Наконец, ослепший от боли паук лапой коснулся жужжащего тельца: "Сейчас, сейчас будет хорошо... развяжу, улетишь к чертовой матери..."
   Прикосновение паука прибавило мухе страха и сил, она извернулась всем телом, взбила в паутине такую волну, что мозг паука лопнул. Конвульсивно сжав муху, он вместе с ней рухнул вниз. По дороге у мухи произошел  разрыв сердца.
   Так и упали на пол, мертвые оба, навечно  обнявшись.  Ничего  так  не сближает, как общая беда.


Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru